22:54 

Мой миник)

Yuliya_Malfoy
Ври как мужчина, манипулируй как женщина
Счастье любой ценой
ГП/ДМ
Саммари: Какова цена счастья двух влюбленных мальчишек?



В Выручай-комнате царил полумрак, освещаемый лишь несколькими свечами у кровати, от чего весь остальной интерьер тонул в темноте. На кровати сидели двое мальчишек. Они одевались, собираясь разойтись по своим гостиным. Завтра ученики отъезжали домой на зимние каникулы, но они оставались в школе.

- Драко? – позвал Гарри, поднимаясь с подушек.

- Ммм? – раздалось ему в ответ. Драко сидел к Гарри спиной, медленно натягивая рубашку.

- Я приму метку, - решил рубить с плеча Поттер. Он прекрасно знал, что его парень её уже имеет, и не видел другого выхода, как и самому принять метку. Если бы Драко решил стать предателем, то, во-первых, его родителей бы убили, а во-вторых, Воландеморт не отказал бы себе в удовольствии вдоволь помучить парня. Темный Лорд карал предателей, причиняя им невыносимую боль через метку, которая либо сводила людей с ума, либо доводила до самоубийства.

Малфой замер, успев только накинуть рубашку на плечи, и пораженно обернулся, с удивлением смотря на Поттера. В последнее время он перестал скрывать от партнера чувства за неприступной маской. Хоть блондин и понимал, что стать предателем он никак не мог и сделать это оставалось именно Гарри, все равно это решение очень удивило Драко. И одновременно доказывало искренность чувств Гарри.

- Ты пойдёшь против своих принципов ради меня?

- Ради тебя - да.

- А как же…

- Драко, - резко перебил его брюнет, - я не вижу другого выхода и уверен, что у тебя его тоже нет. Я не смогу поднять против тебя палочку и по разные с тобой стороны стоять тоже не буду. Тебе нельзя встать под знамёна Света, иначе ты лишишься родителей, с моей же стороны таких жертв нет.

Ни один, ни второй не нуждались в этих объяснениях. Оба сами все прекрасно понимали, но Гарри не мог не сказать этого вслух, а Малфою нужно было услышать это ещё раз.

- А твои друзья? Ты сможешь выпустить в них Аваду?

- Ради тебя - да, – ещё раз повторил гриффиндорец свои слова.

- А Темный Лорд? Если ты встанешь на его сторону, у Света не останется шансов!

- У них будет Дамблдор.

Малфой прикусил губу. Он не сказал Гарри, что его задание - убийство директора - ему ни в коем случае нельзя провалить.

- А как же пророчество? Даже директор ничего не сможет сделать, ведь Его можешь убить лишь ты, - да, Поттер настолько доверял блондину, что решился ему рассказать о пророчестве.

- Там говорилось, что либо один убьет другого, либо кто-то отойдёт в сторону, освободив дорогу. Я выбираю второй вариант.

- А идеи света? Ты же их придерживаешься.

- Мне без разницы, кто победит. Пусть это будет тьма, пусть мир утонет в крови, пусть. Лишь бы ты был рядом.

- Я буду, - Драко, в так и не застёгнутой рубашке, подполз к своему парню, целуя его в губы. - Я люблю тебя, - чуть отстранившись, выдохнул он.

- Я знаю, - раздалось в ответ, и чужая рука легла на живот блондина, провела по кубикам пресса, по груди, скинула с плеч рубашку. Вторая рука легла на талию юноши, утягивая его на кровать.



Некоторое время спустя, прижимая к себе расслабленное тело блондина, Гарри безучастно смотрел в потолок. Время было уже далеко за полночь, а он никак не мог уснуть. Серый полог их кровати, - точно такой же, как говорил Драко, был в его комнате, - был отдернут в сторону, открывая вид на комнату, освещенную в этот час лишь огнем в камине. Эта комната за прошедшие несколько недель стала ему по настоящему родной. Именно в ней он испытывал такое спокойствие и умиротворение, как нигде в другом месте. Хотя, быть может, причиной того была вовсе не комната, а один белобрысый юноша, который всегда ждал его в этих стенах.

Гарри опустил голову и уткнулся в белую платину волос, вдыхая их неповторимый запах. Драко… его любовь. Кто бы мог подумать, что он влюбится в эту язву, которая поначалу частенько впивалась в него своими когтями, и в прямом и в переносном смысле. Но, ведь сердцу не прикажешь, верно?

Их отношения начали развиваться в начале шестого курса. Всё начиналось вполне безобидно: Поттер следил за Малфоем, надеясь разузнать, что тот замышляет, а Драко летом получил метку и выполнял своё первое задание. Как-то ненавязчиво они стали привыкать друг к другу. Для Гарри стало привычкой постоянно следовать за Малфоем, бросая все дела, независимо от важности. Малфой же привык постоянно, якобы случайно, везде натыкаться на Поттера. Так и продолжалось какое-то время.

Однажды, находясь в отвратительном настроении и в очередной раз столкнувшись с Поттером в пустынном коридоре, Малфой бросился на него. В тот вечер они сильно подрались, но как-то так неожиданно от рукоприкладства перешли к более приятным вещам. Одного из них, неизвестно кого первым, подтолкнуло поцеловать своего врага, а второго ответить. Когда до мальчиков дошло, чем они занимаются, лежа посреди коридора, они отскочили друг от друга и, не оглядываясь, разбежались в разные стороны.

Оба старательно избегали друг друга, но подсознательно старались держаться рядом. Гарри продолжал следить, а Драко разыскивать в толпе растрепанное гриффиндорское чучело. Потому нет нечего удивительного, что тот инцидент повторился снова. В тот раз они вновь смогли остановиться, но как долго это могло продолжаться? Это было выше их сил. Они срывались, встречаясь в пустынных коридорах и неистово целуясь, пока кто-нибудь из них не отстранялся. Медленно, день за днём, оба понимали, что враг становится кем-то большим, понимали, что однажды они не остановятся, и что тогда?

Но предположить, что тогда будет, они не успели. В очередной раз целуясь недалеко от входа в Выручай-комнату, один из них не выдержал, утащив за руку другого внутрь. С тех пор они день за днём встречались там. Оба говорили, что это лишь секс на одну ночь, и оба понимали, что лгут, но признаться в этом даже самому себе не получалось. Секс ничего не менял. Гарри по прежнему следил за Малфоем, а тот выполнял задание Лорда.

За неделю до зимних каникул Поттер признался блондину в любви и только после этого понял, что это действительно так. Что он по-настоящему любит этого слизеринца. Драко тогда долго молчал. Так долго, что Гарри даже показалось, что он вообще ничего не ответит, но Малфой удивил его. Он признался, что и сам испытывает подобное. Встал закономерный вопрос, что, собственно, делать? Так как ни один из них не собирался воевать против другого, кому-то надо было сменить сторону. Причем сделать это срочно.

Оба взвешивали все за и против, и один, в конце концов, принял решение. Что и вылилось в этот, весьма сложный, разговор.



Как Гарри и предполагал, мир действительно утонул в крови. Драко, при помощи Поттера, всё же смог выполнить своё задание. К концу учебного года директор умер, получив в грудь Аваду от Малфоя и упав с Астрономической башни. Всё это время Гарри был рядом, давая незримую поддержку своему парню. Той ночью Пожиратели захватили Хогвартс. Гриффиндорцы никак не ожидали, что их герой, их Избранный, сменит сторону.



- Гарри, Гарри, Гарри… Мой новый слуга… Готов ли ты доказать мне свою верность, мальчик? – Воландеморт насмешливо смотрел на парня, замершего в окружении его Внутреннего круга. Поттер был бледен, но держался уверенно. Вероятно, причиной тому служила холодная ладошка, крепко стиснутая его пальцами. Драко, стоящий рядом с брюнетом, слегка дрожал, но в целом тоже держался неплохо.

- Готов, мой Лорд, - Гарри не смел поднять голову и посмотреть в красные глаза существа, которого всю жизнь считал своим заклятым врагом.

- На что ты готов, Поттер?

- На все, мой Лорд.

- На все… - задумчиво протянул Темный Лорд. Отвернувшись от мальчишек, он отдал приказ двум замершим у входа фигурам, закутанным в черные плащи. – Приведите сюда, - на подобии лица появилась плотоядная улыбка, - наших пленников.

Получив приказ, фигуры удалились. Через пару минут в тронный зал ввели Рона и Гермиону. Заметив Поттера, стоящего недалеко от Лорда, оба замерли, за что получили по ощутимому толчку в спины. Споткнувшись, парень и девушка, не отрывая взгляда от друга, двинулись туда, куда им указали.

- Ты узнаешь их, мальчик?

- Да, мой Лорд.

Рон дернулся, услышав, как Гарри обратился к змеемордому.

- И кто же они?

- Гермиона Грейнджер и Рон Уизли, мой Лорд, - голос парня был бесстрастным, а взгляд ничего не выражал.

- Неправильный ответ, - разразился Лорд безумным смехом, - это предатель крови и грязнокровка. И я хочу, - маг снова отвернулся от мальчишек, - что бы ты сделал вот так. Круцио.

В то же мгновение тело Рона выгнулось под неестественным углом, а из груди вырвался душераздирающий крик. Рыжий все кричал и кричал, пока Лорду не надоели крики и он не снял заклятие.

Все присутствующие в зале с ожиданием смотрели на Поттера, а тот просто физически не мог поднять палочку на своего лучшего друга. Брюнет переводил взгляд с изогнутого тела Уизли на поигрывающего палочкой Воландеморта и на замершего каменным изваянием Драко.

- Я… - беспомощный взгляд в сторону Рона. - Я… не могу, мой Лорд, - очень тихо, но Воландеморт услышал.

- Не можешь… или не хочешь? – задумчиво произнес Лорд, расхаживая перед мальчиками. – Я склоняюсь к тому, что не хочешь. А может, - резкий поворот лицом к парням, - у тебя появится больше желания пытать рыжего, если под угрозой этого же заклятия окажется твой возлюбленный?

Гарри вздрогнул и слегка поморщился. Драко изо всех сил вцепился в его ладонь, сжав её до боли. Переведя взгляд на парня, Гарри наткнулся на его взгляд. Беспомощный и испуганный, хотя внешне, если не приглядываться, Малфой остался спокоен. Лишь мертвенная бледность и крупная дрожь выдавали его состояние.

- Я…

- Решай, мальчик. Твой рыжий дружок или наследник Малфоя?

Гарри быстро переводил взгляд с Рона на Драко. Вот он, момент выбора. Казалось бы, выбор очевиден, ведь он обещал Драко. Но не так просто поднять палочку на того, кого сердце все ещё считает лучшим другом. Хотя уж лучше так, чем его любимого постигнет та же участь. «Рон все равно обречен», - бесстрастно подумал Гарри. Тут же в голове всплыло недавние обещание, которое он дал в Выручай комнате. «Ради тебя - да». Выбор был сделан.

Поттер поднял палочку, направляя её на Уизли. Его рука дрожала, но, крепче сжав в ладони холодные пальцы Малфоя, Гарри смог унять дрожь. «Ради тебя, Драко», - успел подумать Гарри, прежде чем холодный, мало похожий на его, голос произнес:

- Круцио.

Тело Рона выгнулось под лучом проклятия. С губ сорвался душераздирающий крик. Но Гарри это уже не трогало. Его душу сковало какое-то холодное безразличие, единственное важное, о чем он думал, - это белокурый юноша, стоящий рядом с ним.

Гермиона с ужасом и непониманием смотрела на Гарри. Она не понимала, как тот мог поднять палочку на Рона. Ведь они лучшие друзья! Быстрый взгляд в сторону Малфоя. Нет, Гарри не мог выбрать Малфоя вместо Рона. Это все какая-то ошибка. Просто кошмар. Сейчас она проснется и…

- Очень хорошо, Гарри, очень. Никогда не думал, что ты так сильно ненавидишь своего дружка. Такое сильное проклятие… Ты ведь никогда не убивал, Гарри? Но я почему-то уверен, что у тебя получится. Давай, переведи палочку на грязнокровку и произнеси те самые слова. Всего два слова, уверен, ты сможешь. – Воландеморт продолжал убеждать Поттера, когда тот, как завороженный, перевел взгляд, а затем и палочку, на Гермиону.

- Авада… - голос дрогнул. – Авада Кедавра! – отчаянный вопль, вырвавшийся из его собственной груди, зеленая вспышка и мир сузился до крошечной точки на тыльной стороне ладони, которую сейчас массировал прохладный палец Драко. Мир перевернулся. Вот теперь уже точно все не будет как прежде.

- Молодец, - довольная, а от того ещё более ужасная улыбка Воландеморта.



Немного позже, когда страсти в школе поутихли, Воландеморт щедро отблагодарил Драко за отлично выполненное задание. Малфой смог не только провести в Хогвартс Пожирателей смерти, но и убить директора, Великого Светлого мага, да к тому же переманить на его сторону Мессию Света. Темный Лорд это оценил и дал разрешение Малфою просить всего, что он захочет. Естественно, такой “щедрый” подарок не мог не быть без подвоха, и наследник Малфоев это понимал, но не мог не рискнуть. Он попросил своего Лорда дать возможность ему и Гарри остаться в стороне от войны. Попросил разрешения уехать из страны, обосновавшись где-нибудь в другом месте. И Темный Лорд, к большому удивлению почти не надеющегося юноши, дал свое согласие. При условии, что оба парня будут ему верно служить на протяжении трех месяцев, не сделав ни одного промаха.

Эти три месяца для подростков стали настоящим кошмаром. Не сломаться помогала лишь поддержка друг друга. Уже к концу первой недели у обоих перестали дрожать руки при произнесении любого из непростительных. А к концу третей оба сбились со счета, бросив считать человеческие жизни, которые они прервали. Воодушевлённый падением Хогвартса, Воландеморт совсем потерял голову, решив, что в “его” стране будут лишь его последователи, всех неугодных он приказал убить. От вида выгибающихся под заклятьями тел своих ровесников или даже малых детей у обоих подкашивались ноги. Любой другой уже давно сдался бы, но не они. У них не было права на ошибку. Только так, на груде кровавых трупов, они могли выстроить свою любовь. Только так и не иначе. Вот цена их счастья.

Когда окончился их “испытательный срок”, это были уже не те Гарри и Драко, что впервые, держась за руки, вместе появились в этом тронном зале. Эти видели смерть во всех её проявлениях. За три месяца они настолько погрузили свои сердца во тьму, что почти дотягивали до самого Воландеморта. Они убивали. Убивали до того безжалостно и кровожадно, что могли позавидовать даже самые бывалые маньяки. Им уже было все равно, кто перед ними: ребенок, мать или взрослый мужчина. От вида крови или выпотрошенных наизнанку, в прямом смысле, тел уже не начинало тошнить, это вообще перестало вызывать какие-либо чувства. Удивительно, как за такое короткое время люди из пускай не совсем беззаботных, но всё же детей, могли стать безжалостными убийцами.

Нарцисса, увидев своего сына, отшатнулась, испытав настоящий ужас при виде того, кем он стал. Её поведение вызвало у Драко лишь смех. В его глазах плескалось равнодушие. Ему было уже все равно, что перед ним женщина, за которую он когда-то очень сильно переживал, которая была ему матерью. Своим ледяным смехом он окончательно свел бедную мать с ума. Она отказалась принимать жестокий мир таким, какой он есть, заперев себя в воспоминаниях. Такой её поступок вызвал лишь жалось и презрение в младшем Малфое.

Воландеморт, как ни парадоксально это было, выполнил своё обещание. Ему было жаль отпускать своих таких верных, как он считал, слуг. Таких, как они, у него больше не было, но маг по каким-то своим причинам решил выполнить договор. Тем более, что неугодных, благодаря юношам, в стране почти не осталось.



Эпилог

Солнце клонилось к закату, освещая все вокруг оранжевым светом. Море приобрело необычный для себя оранжево-голубой оттенок. Шум прибоя был слышен на несколько километров от воды. Красивые пышные облака медленно проплывали над спокойным морем. Легкий ветерок разносил по пляжу мелкие песчинки. У самой кромки воды, куда волны не доходили всего несколько сантиметров, стоял небольшой песочный замок с несколькими башнями и высоким забором. От этого строения в сторону, вдоль берега, вели чьи-то следы.

Два парня, прогуливаясь вдоль моря, громко хохотали. Издалека был слышен их счастливый смех. Оба были ещё совсем юными, им было не больше восемнадцати, и они умело пользовались всеми преимуществами своей молодости. Юноши, в шутку толкая друг друга и обмениваясь колкостями, не забывая смешивать их с поцелуями, наслаждались обществом друг друга. Вдруг один из парней, сероглазый блондин, что-то крикнув, рванул к морю. А за ним по пятам, разражаясь невнятной руганью, бежал загорелый брюнет.

Нечаянный зритель, если бы такой был, мог бы наблюдать милую картину, как оба юноши повалились в воду, сплетясь между собой, словно змеи. Эта пара молодых влюбленных парней, как никто, заслужила право быть счастливыми.

Покинув родную Англию, юноши отрезали себя от мира, появляясь лишь среди магглов, и то редко. Они не знали, что происходило у них на родине, да им это было и неинтересно. И пускай это было эгоистично с их стороны - бросить всё ради собственного счастья, - ни один, ни второй угрызениями совести не мучались. Они были наконец-то счастливы, а все остальное было неважно. Ведь они все-таки смогли выстроить свою любовь, чего бы им это ни стоило.

@темы: Гарри Поттер, Драрри, Мой фик

URL
Комментарии
2013-11-07 в 16:24 

Dina Ernst
"Я не страдаю от безумия. Я наслаждаюсь каждой его минутой". ©JL
Yuliya_Malfoy, очень печальная история. Счастье любой ценой... За все нужно платить и за смерть они тоже заплатят свою цену, потом, когда-нибудь.

   

Дневник Yuliya_Malfoy

главная